Promlebedka.ru

Авто ДРайв
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что является рабочим телом в термоядерном двигателе является

Из сборника РНФ «Я ученый!»: Молодой ученый из Новосибирска создал установку, которая станет частью международного проекта по получению доступной термоядерной энергии

На юго-востоке Франции, недалеко от Марселя строится одна из важнейших научных установок в мире – ИТЭР. Первый термоядерный реактор, который призван показать, что термоядерные реакции могут быть доступны людям. Дело в том, что по оценкам специалистов к 2050 году человечеству станет радикально не хватать энергии. Не только классические источники энергии, вроде атома, нефти, угля, газа, но и альтернативные – ветер и солнце – не спасут положение. Нужны альтернативы. Когда в конце 50-х годов прошлого века это осознали, начали пытаться получить энергию термоядерного синтеза.

– В принципе, энергия термоядерного синтеза у нас используется ежедневно, потому что это энергия Солнца и, соответственно, все, что греется под Солнцем, все, что растет под Солнцем, исходно идет от термоядерной реакции. Но мы ничего не можем сделать с ним, а хочется сделать что-то, что будет у нас в руках и даст какую-то разумную энергию, которую мы можем контролировать, – рассказывает Антон.

Чтобы у нас была термоядерная реакция, и чтобы мы могли из нее вытащить энергию, нам нужно удерживать вещество с температурой в 100 миллионов градусов в течение достаточно продолжительного времени. Никакая стенка такого не держит. Чтобы иметь возможность удерживать это вещество, придумали несколько вариантов. Один из них – использовать плазму: уже нагретое вещество, которое перестало быть простым газом и стало газом, состоящим из ионов, то есть из атомов, у которых «потерялись» электроны, и отдельных от них электронов. Какая должна быть форма устройства, чтобы наиболее успешно осуществить идею? Это либо магнитное поле в форме бублика: любая частица, которая оказывается на силовой линии, вращается внутри этого бублика и в первом приближении никуда не уходит. Или это длинная прямая труба, в которой посередине держится плазма, концы труб можно сильно зажать – создать там области с большим магнитным полем, чтобы плазма держалась в центральной части.

Первый путь исторически получил преимущество, начиная с 70-х годов прошлого века. Сейчас принцип лежит в основе самых топовых установок по термоядерному синтезу, которые вообще существуют в мире. Но проблема в том, что, по словам ученых, этот «бублик» инженерно очень сложен и затрудняет постройку электростанции.

Об установке

Поначалу второй способ казался не очень состоятельным: энергии можно было получить примерно столько же, сколько закачали, потому что часть плазмы вытекала из концов ловушки – силовые линии магнитного поля не могли удержать ее. Но потом в Институте ядерной физики РАН в Новосибирске создали установку – газодинамическую ловушку, где плазму нагрели до 10 миллионов градусов, чему некоторые во время ее строительства просто не верили. Потерь вещества стало гораздо меньше, но полностью не удавалось их избежать. Тогда придумали конструкцию, которая напоминает мясорубку.

– Представьте себе шнек мясорубки, который крутит измельченное мясо в нужном направлении. У нас аналогично с двух сторон от центрального отсека с плазмой создается винтовая «нарезка» поля, но при этом разная – с правым и левым винтом. С одной стороны, магнитное поле тащит плазму влево, с другой – вправо. Таким образом обе эти концевые секции закачивают плазму обратно, – поясняет Антон.

Идея показалась не только красивой, но и экономичной. Так, Антон Судников с командой решил воплощать ее в жизнь.

Источник: пресс-служба ИЯФ СО РАН

– В то время, когда на газодинамической ловушке получили такие интересные результаты, я только защитил диссертацию, и мне хотелось как-то развеяться, – вспоминает Антон. – Поэтому еще до того, как мы получили грант, я сделал некоторые теоретические расчеты: можно ли такое магнитное поле создать, и как это лучше сделать. Когда был объявлен конкурс на большие гранты РНФ, эту идею сделали одной из частей плазменного направления нашего гранта. Поскольку я уже включился во все эти оценки, мне стало интересно попробовать такой эксперимент провести, я начал всерьез прорабатывать идею и думать, как должна выглядеть экспериментальная установка, на которой можно было бы увидеть подобный эффект.

Установку создали за два года, в конце 2017 года ее запустили, получили плазму и взялись за полноценные эксперименты. В начале минувшего года Антон с коллегами увидел, что эффект действительно есть: поток плазмы подавляется в два раза.

– Наша установка может быть использована в ракетостроении, чтобы разгонять спутник в экономном режиме, чтобы он медленнее тратил свое рабочее тело, которое он выбрасывает, чтобы разгоняться, и чтобы тот же самый двигатель мог обеспечивать, без оглядки на эффективность по растрате рабочего тела, максимальную тягу. Для этого струя, которая вылетает из двигателя, должна иметь возможность разгоняться как до сравнительно небольших скоростей – несколько километров в секунду, так и в десять раз быстрее – несколько десятков километров в секунду. В таких пределах мы можем менять скорость истекающей струи. Например, мы можем сделать скорость поменьше, поддать побольше газу, и тогда будут большая тяга и большой расход. Либо мы можем сбавить газ, поменьше тратить вещества, и экономно, но эффективно по массе разгоняться до более высоких скоростей. Эта идея с плазмой, которая выбрасывается винтовым магнитным полем, в принципе, может пригодиться как раз для подобных двигателей. Чтобы брать и ускорять то вещество, которое мы выбрасываем, до скоростей порядка несколько десятков километров в секунду.


Фото: Антон Судников – кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Института ядерной физики им. Г.И. Будкера. Гранты РНФ: участник гранта «Развитие исследовательского и технологического потенциала ИЯФ СО РАН в области физики ускорителей, физики элементарных частиц и управляемого термоядерного синтеза для науки и общества» (в рамках конкурса на реализацию комплексных научных программ организаций, 2014–2018 гг.), руководитель гранта «Управление столкновительностью потока вращающейся плазмы в геликоидальном магнитном поле для улучшенного торможения плазмы в линейных магнитных ловушках» (в рамках Президентской программы исследовательских проектов, 2018–2020 гг.). Источник: пресс-служба ИЯФ СО РАН

Читать еще:  Что такое атмосферный двигатель и какие еще бывают

О конкурентах и партнерах

В США уже разработали плазменный двигатель, тестируются прототипы. Но он может подойти не для всех ситуаций. Кроме того, по словам Антона, у американского двигателя есть некоторые технические недостатки, которые ограничивают срок его службы.

Антон может говорить о своей разработке и всем, что связано с термоядерным синтезом, часами. Он знает ее до последней гайки, потому что в самом начале пути был практически единственным ее создателем. В первое время ему помогал только создатель концепции «мясорубки» – старший научный сотрудник ИЯФ Алексей Беклемишев – теоретик до мозга костей, который не любит заходить в экспериментальные зоны, говорит, вентилятор шумит. В команде на старте были инженер-конструктор и пару коллег, которые немного помогали с расчетами. Со временем Судников набрал в свою команду еще нескольких человек, воспитал одну аспирантку и обучает нескольких магистрантов и студентов. С июля этого года Антон – руководитель гранта Президентской программы исследовательских проектов. Грант позволит ему работать с установкой еще три года. Сейчас ученый ищет дополнительное финансирование для продолжения экспериментов. Помощь от бизнеса тоже будет не лишней.

– Некоторый интерес к этой теме есть у тех, кто занимается космическими двигателями. Одна из американских компаний следит за нашими разработками, как только мы достигнем интересующих их параметров работы, они готовы давать нам задачи по проработке двигателей. Совсем недавно немалый энтузиазм к нашей работе появился со стороны входящего в Роскосмос ОКБ «Факел» из Калининграда, который как раз занимается производством плазменных космических двигателей.

А пока шестиметровая СМОЛА, то есть Спиральная Магнитная Открытая Ловушка – так Антон назвал свою установку – ждет новых экспериментов.

– Естественно, нашу модель еще нужно проверять, оптимизировать, требуется большая опытно-конструкторская работа. Но уже сейчас ясно, что это начало интересной научной истории, в конце которой нас ожидают результаты, которые могут оказаться очень важными для термоядерной энергетики будущего.

Термоядерный синтез все реальнее: MAST, EAST и ITER, дейтерий-тритиевые эксперименты и другие достижения

Термоядерные реакторы существуют десятки лет, но управляемая термоядерная реакция все это время оставалась недостижимой. Она постоянно находилась в ближайшем будущем, ученые говорили: «Через 10 лет, скорее всего, мы достигнем успеха». Но проходило десять лет, и ничего не менялось — по-прежнему публиковались научно-популярные статьи, где говорилось все о том же сроке в 10 лет.

Сейчас, насколько можно судить, мнiогое изменилось — разработчики термоядерных установок достигли действительно заметных успехов. Речь идет как о новых реакторах, так и об уже существующих. В целом, вероятность того, что управляемый термоядерный синтез станет реальностью в течение ближайших нескольких лет, достаточно высокая. Давайте оценим успехи ученых последних лет и посмотрим, что там планируется.

Модернизированный сферический токамак MAST возобновил работу

В конце мая снова начал работу сферический токамак MAST (Mega Ampere Spherical Tokamak). Камера у этой установки не очень большая — диаметр 4 метра. Последние несколько месяцев систему модифицировали, включая оптимизацию систему охлаждения плазмы до ее сброса. Возможно, этот реактор послужит прототипом для небольших, но эффективных систем будущего.

К слову, сам токамак из Британии совсем не нов — его сборка стартовала в 1997 году, а работать он начал два года спустя. Проблемой стал небольшой размер камеры — из-за этого разогретая свыше сотни млн кельвинов плазма разрушала вольфрамовые плитки.

В 2013 году команда поняла, что установку нужно модернизировать. Правительство выделило деньги, около 55 млн фунтов, и началась реконструкция. Завершена она была лишь в октябре 2020 года, после чего последовал период тестирования. Токамак подвергся многочисленным проверкам, и лишь в 2021 году его приняли в эксплуатацию.

В итоге проблемы разрушения плиток удалось избежать. А плазма теперь при сбросе понижает температуру с сотни млн °C до всего 300 °C.

В прошлом году британские физики начали работу над еще одним проектом — токамаком STEP (Spherical Tokamak for Energy Production).

Проект ITER продвигается к завершению

В прошлом году в исследовательском центре Кадараш во Франции стартовало строительство экспериментальной термоядерной установки ITER, реактор начали собирать из подготовленных ранее компонентов. Это масштабный проект, в котором принимают участие специалисты из самых разных стран, включая ЕС, Индию, Китай, Южную Корею, Россию, США и Японию.

Реактор представляет собой цилиндр диаметром 28 метров, высотой 29 метров и весом 23 000 тонн. Размещается система в железобетонном объекте с длиной 120 метров, шириной 80 метров и высотой 80 метров.

Несмотря на некоторые проблемы, проект постепенно продвигается к завершению. Через четыре года разработчики планируют получить первую плазму. В течение десяти лет ученые будут проводить эксперименты, подводя работу к главному результату — получению управляемой термоядерной реакции.

Если все пройдет хорошо, то где-то в 2035 году появятся первые коммерческие реакторы DEMO.

Этим летом (т.е. 2021 г.) проводятся эксперименты с новой смесью для термоядерного реактора ITER. Речь идет о дейтерий-тритиевой смеси, которая будет использоваться в качестве основного «топлива» для реактора». Испытания смеси будут проходить в Великобритании на площадке JET (Joint European Torus — Объединенный европейский токамак).

Этот реактор — работающая модель ITER с размером в 1/10 от размера полномасштабной установки. Если все пройдет хорошо с JET — значит, не должно быть проблем и с его «старшим братом». Эксперименты JET позволят увидеть, как будет вести себя плазма и какие сложности могут возникнуть. В ходе испытаний ученые используют не более 60 гр трития при температуре плазмы в 150 млн К — именно такая температура требуется для старта синтеза.

У JET весьма неплохие показатели — отношение затраченной на разогрев плазмы энергии к полученной энергии составляет 0,67. Для того, чтобы получить коммерческую систему, этот коэффициент, Q, должен быть больше единицы. Для того, чтобы отбить затраты и стать экономически выгодным проектом, Q должен быть равным или превышать 25. Авторы проекта ITER считают, что его Q будет не менее 10.

Читать еще:  Что делать если не читаются номера на двигателе

EAST ставит рекорды

Как уже писали на Хабре, китайским ученым удалось побить рекорд корейцев по удержанию сверхгорячей плазмы. Команда термоядерного реактора EAST смогла добиться невиданных доселе результатов — удержания плазмы с температурой 160 млн К в течение 20 секунд. Плазму с температурой в 120 млн К они удерживали 101 секунду. Это уже очень близко к порогу термоядерного синтеза — речь идет не о долях секунды, а о десятках секунд.

Для того, чтобы началась непрерывная реакция термоядерного синтеза в установке с получением энергии, плазму температурой в 150 млн К нужно удерживать около 300-400 секунд.

EAST — тоже токамак, отличающийся от большинства похожих конструкций наличием полностью сверхпроводящей магнитной системы на основе ниобий-титановых проводников. При этом большой радиус камеры составляет всего 1,7 метра, то есть диаметр даже меньше, чем у британской установки, о которой говорилось выше — 3,4 метра вместо 4. И проблем с разрушением вольфрамовых плиток, насколько можно судить, у китайцев нет.

Стелларатор W7-X

Кроме токамаков, есть и термоядерные установки с иной конфигурацией. Например, стеллараторы. Форма магнитной катушки таких установок как бы повторяет конфигурацию нагретой плазмы, что позволяет не бороться с плазмой, а просто использовать ее особенности.

Установка Wendelstein 7-X (W7-X) — современный стелларатор, построенный по последнему слову термоядерных технологий. Конструкция стелларатора постепенно оптимизируется, в планах создателей — обеспечить работу системы вплоть до 30 минут, что, конечно, гораздо лучше любых рекордов токамаков.

Wendelstein 7-X (W7-X) предназначен, в первую очередь, быть proof of concept, показав жизнеспособность конструкции — получать энергию с его помощью не планируется. К сожалению, из-за пандемии эксперименты с системой отложены минимум на год. Работа возобновится не ранее следующего года.

Осторожный оптимизм

Несмотря на все эти успехи, все равно не стоит считать, что термояд уже у человечества в кармане. Предстоит решить еще очень много проблем, причем в будущем могут возникнуть новые.

Тем не менее, сейчас ученые достигли немалых успехов, изучением возможностей термоядерного синтеза заняты ученые многих стран. Это уже не парочка проектов, как пару десятков лет назад. При этом регулярно появляются новые системы — как токамаки, так и альтернативы.

Китайская установка вселяет уверенность в том, что цели, которые ставят перед собой ученые, будут решены в ближайшем будущем. При этом есть надежда и на ITER с его дейтерий-тритиевым «топливом».

Если W7-X покажет хорошие результаты — кто знает, может, именно стеллараторы вырвут победу, а токамаки останутся позади.

В любом случае, термоядерный синтез привлек внимание не только ученых, но и правительств крупнейших государств мира. И вряд ли это внимание, интерес, ослабнут. Скорее наоборот — будут лишь усиливаться.

Ядерная электродвигательная установка мегаваттного класса

Если в описанных выше ядерных двигателях реактор непосредственно «крутил колеса» для движения, то в ЯЭДУ его задача сводится к выработке энергии для установки, которая будет «крутить колеса». Газ от реактора крутит турбину, турбина крутит генератор, генератор вырабатывает электричество для плазменного двигателя — так вкратце это работает. И, в отличие от прямоточного ядерного двигателя, никакой радиоактивной струи на выходе из двигателя.

— Если на Земле в качестве третьего контура ядерного реактора мы можем использовать крупные водные объекты, такие как озера или реки, а реактивные двигатели на основе атомных реакторов охлаждаются набегающим потоком воздуха, то в космосе аппарат находится в вакууме, теплоноситель охлаждается только за счет излучения. Это требует применения огромных холодильников-излучателей (ХИ), которые становятся самыми тяжелыми элементами ядерных установок.

Около 15 лет назад революцию в области разработки орбитальных энергоустановок сделали наши ученые, предложившие использование так называемого капельного ХИ. Это установка, похожая на душ, в которой жидкий теплоноситель второго контура не циркулирует в трубах, а распыляется наружу в виде капель прямо в открытое космическое пространство, там отдает тепло, затем улавливается и проходит цикл заново. В настоящее время эта технология только готовится к испытанию на орбите.

В России в 2009 году объявили о начале работ над ядерной энергодвигательной установкой мегаваттного класса силами предприятий «Роскосмоса» и «Росатома». Испытания макета в космосе должны были состояться 30 марта этого года, но пока о них ничего не слышно. С помощью этой установки Россия планирует начать освоение Солнечной системы.

В качестве теплоносителя в установке собираются применять гелий-ксеноновую смесь, турбомашинный электрогенератор для преобразования тепла в электричество уже испытан, еще в 2016 году прошла серия испытаний нового ионного электроракетного двигателя. Вот только основной разработчик установки — Исследовательский центр имени Келдыша — год назад был оштрафован за сорванные сроки. Согласно госконтракту, работы должны были завершиться еще 25 ноября 2018 года.

— Создание мегаваттной энергодвигательной установки должно стать колоссальным прорывом в освоении человечеством Солнечной системы. Предполагается создание ряда межпланетных челноков. Их энерговооруженность и запас хода позволят без дозаправки добраться до Марса и обратно всего за три месяца. Для сравнения: космическому кораблю с наиболее совершенным химическим двигателем до ближайшей к нам планеты придется лететь более года, но, что наиболее важно, при этом ему не хватит топлива, чтобы вернуться обратно!

Принципиальных препятствий для создания мегаваттной установки на сегодня нет. Наибольшие сложности остаются в создании трех важнейших узлов установки. Во-первых, это турбомеханический электрический генератор, работающий при температуре 1500 градусов и скорости вращения турбины в 60 тыс. оборотов в минуту. Подобные системы успешно функционируют на Земле, но не так просто подготовить генератор к долговременной эксплуатации без обслуживания в космосе, в условиях невесомости. Во-вторых, это система капельного охлаждения, описанная мной выше. Подобные системы никогда не применялись ранее, это наша уникальная разработка, протестировать которую в земных условиях практически невозможно. И, наконец, в-третьих, это нетривиальная задача компоновки и механизации космического аппарата, который должен умещаться под обтекателем ракеты-носителя, а на орбите раскрываться в огромную и сложную конструкцию, состоящую из множества мачт и экранов, а также обладающую всеми традиционными системами ориентации, маневрирования и телеметрии.

Нет сомнений, что в случае соблюдения всех позитивных условий мегаваттная установка будет создана.

a_lamtyugov

  • Recent Entries
  • Friends
  • Archive
  • Profile
  • Add to friends
  • RSS
Читать еще:  Mitsubishi carisma какое масло заливать в двигатель

К3ЛВМ, милые мелочи

Как известно, в ракетном двигателе лучше всего использовать рабочее тело с малой молекулярной массой. И разгонять это тело чем-нибудь хорошим таким.

В результате получается, к примеру, термоядерный ракетный двигатель с рабочим телом в лице водорода. Такое сочетание может дать удельный импульс тяги примерно в 50 км/с — это самый минимум. (Ныне существующие движки дают импульс в единицы километров в секунду, а тут даже небольшое изменение сильно на все влияет).

Так вот, допустим, с Земли взлетает кораблик на такой тяге. Как это будет выглядеть?

Из сопла вылетает струя раскаленного водорода — но в атмосфере он тут же должен вспыхивать, соединяясь с кислородом. Шлейф, как из огнемета, плюс облака пара, плюс инверсионный след на высоте?

Информация об этом журнале

  • Цена размещения 100 жетонов
  • Социальный капитал2 315
  • В друзьях у 1 334
  • Длительность 24 часа
  • Минимальная ставка 100 жетонов
  • Посмотреть все предложения по Промо
  • 1
  • Reply
  • Thread
  • Reply
  • Parent
  • Thread
  • Reply
  • Thread
  • Reply
  • Parent
  • Thread
  • Reply
  • Parent
  • Thread

Рабочее тело — водород.

Как это визуально будет?

  • Reply
  • Parent
  • Thread
  • Reply
  • Parent
  • Thread
  • Reply
  • Parent
  • Thread

Ну да, «пагарачилса», наверно.

Вполне возможно. Однако все это уже на рабочем режиме, т. е. аппарат ушел от земли, и чешет со скоростью ннннндцать метров в секунду. Что произойдет в момент старта? (Вообще, если поразмыслить, то ваш сценарий еще и повеселее получается в нулевой точке.) Кроме того, «короткий хвостик» будет зависеть от массы аппарата и вообще, от неизвестного лично мне x, которое есть объем водорода, испускаемого этим безобразием в единицу времени (это, понятно, зависит как от ТТХ водородных движков, как вообще, так и данного конкретного).

Откуда, собственно вообще этот огненный шар нарисовался у меня — расход водорода, понятно, огромный. Энергии, понятно, огромные. Кислорода кругом хоть задом ешь, а не хватит — так новый подтянется, еще и торнадо такой скромный выйдет. На некотором критическом удалении получается что-то вроде перманентого взрыва, с выделением, опять же, интересных энергий.

> То есть визуально это будет (учитывая, что пепелац уже взлетел, спалив вокруг себя половину космодрома) скорее всего выглядеть следующим образом: корабль, за которым тянется длинный, порядка нескольких сот метров, огонь святого Эльма, плавно переходящий в короткий хвостик голубого газового пламени, который уже затем превращается в могучий инверсионный след.

Знакомая картина. То есть, в сущности, от химической природы рабочего тела вообще мало что зависит. Ну, может быть.

  • Reply
  • Parent
  • Thread

Вполне возможно. Однако все это уже на рабочем режиме, т. е. аппарат ушел от земли, и чешет со скоростью ннннндцать метров в секунду. Что произойдет в момент старта? (Вообще, если поразмыслить, то ваш сценарий еще и повеселее получается в нулевой точке.)
А там действительно будет весело. В системы с ударной плитой я не верю, уж слишком высокий износ там вырисовывается, да и вообще — сколько тонн она должна весить, чтобы не прогореть моментально? Так что только ЭМ-зеркало получается. Отсюда следует, что самому кораблю ничего, в общем, не будет, всё просто будет сдувать в стороны, но вот двигатель (если у нас идёт речь об агрегате с тягой уже порядка сотни тонн, способном оторвать от Земли хотя бы истребитель) аккуратно отработает как плазменный резак дикой мощности. Все конструкции старта аккуратным тонким слоем осядут в районе пары километров вокруг, а в центре будет красивая остеклованная дырка глубиной метров десять. Впрочем, масштаб разрушений будет зависеть главным образом от скорости зажигания, то есть от времени, за которое дигатель выйдет на рабочий режим и уведёт корабли от поверхности на достаточное расстояние.

Кроме того, «короткий хвостик» будет зависеть от массы аппарата и вообще, от неизвестного лично мне x, которое есть объем водорода, испускаемого этим безобразием в единицу времени (это, понятно, зависит как от ТТХ водородных движков, как вообще, так и данного конкретного).
А его, кстати, может и вообще не быть, этого хвостика. И при скорости истечения в сотни и тысячи км/с, которые только и дают возможность более-менее разумной эксплуатации ТЯРД, скорее всего и не будет. Потому что на тех дистанциях, где реакции окисления станут выгоднее реакции ионной рекомбинации, температура газа вероятнее всего будет уже ниже температуры вспышки.

Откуда, собственно вообще этот огненный шар нарисовался у меня — расход водорода, понятно, огромный. Энергии, понятно, огромные.
Опаньки! Опапулечки! Вспоминаем физику процесса! Расход водорода не может быть огромным! Иначе наш ТЯРД будет ничуть не лучше нынешних керогазов. Вся суть и смсл применения ТЯРД и состоит в достижении высокого удельного импульса, то есть, грубо говоря, отношения силы тяги к расходу топлива.
Современные ЖРД обеспечивают весьма солидную тягу — в сотни тонн, но за счёт совершенно астрономического расхода топлива, что приводит к жалким сотням секунд УИ для лучших образцов и топлив. Всего лишь из-за того, что скорость истечения крайне мала, для самых популярных топливных смесей — порядка двух-трёх км/с. ТЯРД, с другой стороны, теоретически может обеспечить скорости истечения в десятки тысяч км/с (кинетическая энергия частиц зависит от температуры, ЕМНИМС, экспоненциально), за счёт чего чисто массовые параметры двигателя становятся куда более разумными. Так что расход пропелланта у ТЯРД будет весьма умеренным, едва ли выше нескольких килограммов в секунду, иначе незачем и огород городить.

Кислорода кругом хоть задом ешь, а не хватит — так новый подтянется, еще и торнадо такой скромный выйдет. На некотором критическом удалении получается что-то вроде перманентого взрыва, с выделением, опять же, интересных энергий.
А может и не выйти — см. выше.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector